Абстрактный пейзаж


Михаил Андреев – художник, писатель и художественный критик.

Cанкт-Петербург. Россия

Что такое абстрактный пейзаж?
Не содержит ли словосочетание «абстрактный пейзаж» противоречие в самом себе?
Бывает пейзаж морской, бывает пейзаж горный, бывает пейзаж городской, бывает всякий другой пейзаж. Однако все мы привыкли к одному – что пейзаж пишется с натуры, что изображенное на холсте соответствует тому, что вовне, в природной реальности. Даже если мы не знаем той местности, с которой срисован пейзаж, мы все равно верим, что непременно узнали бы ее, если бы там оказались.
Итак, всякий пейзаж узнаваем, всякий пейзаж списан с натуры.

Вроде бы все ясно, как белый день: ведь, если пейзаж не узнаваем, если он не списан с какого-то реального ландшафта, то это уже не пейзаж, а что-то другое. Под этой истиной вроде бы можно подписаться. Но так кажется только на первый взгляд. На самом деле каждый пейзаж содержит ту или иную степень абстракции, и мы сейчас в этом убедимся. Даже более того, окажется, что самый абстрактный пейзаж и есть самый реалистический.

ПЕРВАЯ СТЕПЕНЬ АБСТРАКЦИИ
Назовем этот тип пейзажей ОБЫКНОВЕННЫЙ РЕАЛИСТИЧЕСКИЙ ПЕЙЗАЖ.. Художник пытается сделать все в точности, как в природе, чтобы изображаемое без всяких искажений, добавлений и упрощений во всех мыслимых проявлениях и нюансах совпадало с тем, что он увидел вовне. Не важно, пишет ли он этюд с натуры, или по памяти, или с фотографии, но главный эталон для него это то, ЧТО он увидел, что подсмотрел один раз у природы. Если чайка сидела на камне справа, то он и напишет ее справа, а не слева. Потому что она там захотела сесть, потому что природе видней. Законы композиции, законы цвета, законы света и тьмы должны подстраиваться под реальность, а не наоборот.

Однако даже в самом реалистическом пейзаже художник допускает очень много абстракции.
Например, вы видите на картине море, а на самом деле оно создано из отдельных мазков синего, зеленого, белого и серого цветов, которых, конечно, в природе нет. Или взгляните на представленную картину, где поле на переднем плане состоит из кусков зеленого и желто-зеленого цвета, причем, цвета и не думают плавно переходить друг в друга. Все мелкие детали не может прорисовать даже самый педантичный художник. Да этого и не требуется.
Но это еще не все: соотношение света и тьмы на хорошем реалистическом рисунке бывает, как правило, нарушено. Потому что так устроено наше зрение: оно еще может охватить единовременно небольшой холст, но не в состоянии охватить сразу весь открывающийся вид. Зрачок по-разному аккомодирует, встречаясь в своем движении с более светлыми и более темными участки природного ландшафта. По этой причине реалистические пейзажи оказываются гораздо более красочными и насыщенными по цвету, чем фотографии, но менее контрастными.
И наконец, написанный пейзаж соответствует какому-то одному моменту времени. В природе же все меняется – меняется время суток, меняется время года, меняются погодные условия и обстановка на небе, одни деревья вырастают, другие исчезают и т.д. Сами художники по прошествии лет ищут то место, с которого они писали пейзаж, и не могут найти! Даже те же скалы на море не могут найти!
Так что самый реалистический пейзаж – зачастую самый неузнаваемый. Назовем эту абстракцию НЕВОЛЬНОЙ абстракцией.

ВТОРАЯ СТЕПЕНЬ АБСТРАКЦИИ.
Это когда художник пишет пейзаж не с натуры, то есть, ВООБРАЖАЕМЫЙ ПЕЙЗАЖ. Он уже достаточно хорошо изучил природу, чтобы не делать грубых ошибок, например, не рисовать тень от одного дерева в одну сторону, а от другого – в другую. Он пишет руководствуясь исключительно законами живописи. Так, если по композиции здесь нужен темный куст, он изображает темный куст; если необходимо дерево, он рисует дерево; если на заднем плане не хватает возвышающейся церкви, он добавляет церковь. Точно также и с цветом, он раскрашивает пейзаж именно таким образом, как подсказывает ему гармоническое внутреннее чувство цвета.

На практике эти пейзажи невозможно отличить от действительных, все эти кустики и лесочки, они как на самом деле. Единственное – нельзя найти и опознать то место, которому они соответствуют. Впрочем, это мало кого волнует. Люди больше покупают пейзажи, потому что они им нравятся, потому что они красивые, а не потому что они взяты из знакомого и приятного им уголка планеты. Они доверяют вкусу художника и не обращают внимания на допущенную им абстракцию. Назовем эту абстракцию ПРОИЗВОЛЬНОЙ. Этого нет, но это может так быть.

ТРЕТЬЯ СТЕПЕНЬ АБСТРАКЦИИ
Ей соответствует ФАНТАСТИЧЕСКИЙ ПЕЙЗАЖ. Здесь художник уже отважился изображать то, чего нет в природе. Может быть, где-то на луне или на марсе и есть, но не на теперешней земле. Суть фантастического пейзажа – это удивить зрителя несуществующими формами и цветами, но так, чтобы у него возникло впечатление, что такое в принципе где-то или когда-то может в природе встречаться. Например, изображаются в реалистической манере горы, которые слишком остроконечные, но все-таки мы узнаем, что это горы. Или висящие в воздухе замки, которые возникают против законов физики, но мы все-таки верим, что это прадревние атлантические замки. Или небо пылает совершенно невозможными красками, и все-таки мы констатируем, что на картине есть небо, земля и линия горизонта, а значит, это пейзаж, а не натюрморт.

Фантастический пейзаж дальше всего от действительности. Об узнаваемости здесь не может быть никакой речи, но зато очень хорошо узнаются все мысли художника – что он хотел сделать горы более непреступными, растения более извивающимися, небо самосветящимся и т.д. Этот тип абстракции мы назовем ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ. Существующая природа перерабатывается интеллектом и превращается в несуществующую.

ЧЕТВЕРТАЯ СТЕПЕНЬ АБСТРАКЦИИ
Это то, что мы видим на картине Владимира Азанова – совершенно АБСТРАКТНЫЙ ПЕЙЗАЖ. Сначала может показаться, что все на ней очень естественно, однако уже при первом рассмотрении начинаешь замечать странные противоестественные вещи.
1) Деревья, причем, достаточно высокие деревья, стоят прямо на линии горизонта – то, чего вообще никогда не может быть в природе! Художник играет здесь с феноменом перспективы, которая полностью отсутствует. И благодаря этому мы словно переносимся в другой мир.
2) Солнце, которое мало того, что бордового цвета, так оно еще висит над пятым деревом, а отражается под первым. Причем цвет отражения отличается от цвета отражаемого светила. И все-таки налицо феномен отражения, но просто место и цвет здесь, почему-то приобретают другое значение. Художник словно хочет сказать, что пятое дерево и первое дерево это одно и то же, что разные деревья в этом мире принципиально неотличимы (то есть, все они «деревья»), и что всякое действие (отражение) имеет не количественный, а качественный результат (бордовый в результате отражения изменяется на оранжевый).
3) Небо более светлое вдали от солнца, и более темное вблизи, совсем не как в природе. Свет и тьма, получается, не привязаны к предметам, а действуют как самостоятельные сущности. Тьма наступает на свет.
4) Деревья отражается в твердой почве, как от поверхности воды, хотя никакого водоема на пейзаже нет. Это еще один неестественный феномен, который буквально значит: «то, что наверху, то и внизу» или «то, что на Небесах, то и на Земле».
5) Наконец, все деревья одного (или почти одного) роста. Этим сказано, что на картине есть, собственно, только одно дерево. А число пять имеет чисто символическое значение. Может быть, имеются в виду пять парадоксов, которые мы перечислили?

Эту абстракцию можно назвать ФЕНОМЕНАЛЬНОЙ. Это высший тип абстракции, сверхинтеллектуальная абстракция – абстрагируются не просто свойства, но законы и первофеномены мира. Но самое интересное в абстрактном пейзаже, что картина снова становится узнаваемой! Когда человек видит такой пейзаж, он готов воскликнуть:
– Я где-то уже это видел! Этого не может быть, но я это видел!

Не правда ли? Вы тоже, наверное, можете сказать, что один раз в жизни видели где-то эту картину – пять деревьев на горизонте и солнце, отражающееся не так? Что-то типа дежавю.

Самое странное, загадочное и сильное в абстрактном пейзаже это то, что он узнаваем в самом реалистическом смысле. Человек смотрит на абстрактный пейзаж и чувствует, что он с ним знаком, что он это когда-то видел, хотя мысленно отдает себе отчет, что видеть этого не мог ни при каких условиях. Он узнает духовную реальность. Он видит перед собой реальность своего внутреннего мира, своего духа, и понимает через парадокс на картине, что эту реальность он носит в себе.

Таким образом, самый абстрактный пейзаж становится самым реалистическим.

ArtSophia.ru