Море цвета в пустыне жизни


Михаил Андреев – художник, писатель и художественный критик.

Cанкт-Петербург. Россия

Что за странная картина! Никаких очертаний и линий, никаких узнаваемых форм, только море цвета и в этом море цвета беспорядочно плавающие лишенные четких границ пятна!
Очень непривычна для глаза эта картина, которая не попадает ни под одно направление современного искусства. Слишком бедна она деталями для реализма и слишком стихийная и красочная для постмодернизма. В чем же тут соль? Что же все-таки изображено на картине?

Есть одна догадка: это – СТИХИЙНЫЙ МИР ЦВЕТА, если так можно сказать. То есть, тот мир, в котором цвет живет в своей собственной стихии.
Попадаешь в этот мир, когда поработав днем с красками, ложишься спать, и тогда в полусне наступают мгновения, когда душа словно оживает и перед ее взором проносятся чрезвычайно яркие сновидения. Это длится считанные секунды, таинственные цветовые картины сменяют одна другую, а потом все исчезает. Понимаешь, что этого невозможно увидеть в обычном мире, это другой совершенно непознанный мир.

В этом ближайшем к нам сверхчувственном мире нет вещей, есть только разнообразные качества и состояния. Цвета в нем живут собственной жизнью, свободно проявляют свои качества и свойства. Если в обычной жизни цвет неотделим от предмета, то в стихийном мире цвета совершенно не связаны с предметами, они существуют сами по себе и ведут самостоятельную жизнь. Игра цвета магически захватывает душу. Краски что-то хотят рассказать нам на своем таинственном языке, но что именно – понять невозможно.

Каждый художник мечтал бы изобразить на холсте эту сверхчувственную жизнь цвета. Ибо более грандиозных и завораживающих картин невозможно себе представить. Но как только берешься за кисть, начинаются разные препятствия – на картине все выглядит не так: как-то тупо, неряшливо и прозаично, приходится попирать законы живописи и отказываться от наработанных методов. Увы! Увиденную в другом мире картину, оказывается, невозможно срисовать! После неудачной попытки художник оставляет затею и говорит, что грубые средства живописи не приспособлены для передачи тонкой живой ткани сверхчувственного мира.

Значит, невозможно изобразить реальность другого мира?
Ведь бумага, краски, кисти, губки, промокашки и прочие инструменты взяты из этого мира! Они не годятся для чужого!
Но как же тогда изображали Грюнвальд и Босх посмертные переживания души в потустороннем мире!
Почему у них выходило, а у современных художников не выходит?

Чем же так отличается иная реальность от нашей физической реальности?

Собственно, в этом сверхчувственном мире мы видим силы, которые действуют в царстве растений. Это витальный, жизненный, эфирный мир. Это те силы, которые вызывают произрастание растений, их рост, цветение и увядание. Все краски – желтая, зеленая, красная, голубая, которые есть на картине – они содержаться в органике растений. Вы видите теперь основную особенность картины: в ней нет присущей минеральному миру грязи, в ней нет ничего черно-белого, в ней есть только чистые растительные цвета. Мало того, что краски живут здесь сами по себе, но они, если так можно выразиться, образуют некую живую ткань, несут в себе энергию роста, присущую растениям.

И вот представьте себе, что вы находитесь перед этим бескрайным простором жизненных сил. Что вы чувствуете тогда?
В вашем сознании подымается мысль: «О, какая прекрасная картина! Хотел бы я удержать ее и, проснувшись, перенести на холст!» Но одна картина быстро сменяет другую, один цвет вихрем проносится за другим, вам не за что зацепиться. Вы чувствуете себя как одинокий путник посреди бескрайней пустыни жизни. Вы не видите ничего вокруг себя, на чем можно было бы остановить внимание, сконцентрироваться и напиться от источника жизненных сил. Открывающийся перед вами мир, он такой родной и прекрасный, но в то же время такой неуловимый и такой чужой. Вы чувствуете свое одиночество в этом мире, как жажду. И чтобы испытать удовлетворение, вам надо остановить это стихийное движение образов, задержать свой бег.

То есть, КАЖДАЯ КАРТИНА В СТИХИЙНОМ МИРЕ ДВИЖЕТСЯ. Ее невозможно перенести на холст, потому что она движется. И как же ее остановить?

Вот теперь мы подходим к главной идее картины Владимира Азанова «Оазис» и можем понять, в чем тут соль. Здесь фактически показана попытка остановить стихийное движение в сверхчувственном мире. Это попытка войти в контакт с другим миром, найти своего рода оазис в пустыне. В оазисе можно почувствовать себя как дома, можно дать передышку сознанию и напиться целительной влаги из недр мира жизненных сил.

Каким же образом достигается эта остановка сознания и контакт с другим миром?

Давайте разберемся. Здесь применяется один очень нетривиальный прием.
Вы видите на картине, что желтый цвет образует некий угол, указывающий налево. То есть, желтое, как самостоятельное качество, благодаря этому углу несется в сине-зеленом цветовом море справа налево. Желтый цвет, как наиболее активный, движется относительно других более спокойных цветов. Можно увидеть это движение. Закройте рукой оба красных пятна, так чтобы оставался только желтый угол, и вы заметите, что вся картина с огромной скоростью летит справа налево. Это обычное явление для стихийного мира, но если вы, ничего дополнительно не предпринимая, перенесете это явление на холст, то ваше прекрасное видение будет действовать на зрителя отвратительно. Нельзя допускать, чтобы картина ехала. На холсте она должна находиться в состоянии покоя.

Оказывается, что средствами живописи можно можно остановить картину.

Это достигается путем введения двух красных пятен. Красное с белым на картине это есть душа, она вводится в стихийный мир цвета, как некий посторонний элемент. Она как бы врывается в несущийся мимо нее поток.
И что тогда происходит? Здесь действует принцип тормозов. Два пятна души – это две тормозные колодки, которые обхватывают вращающийся диск с двух сторон и заставляют его остановиться.
Посмотрите! Желтое вместе с зеленым и синим движется справа налево в плоскости картины, а красное действует по нормали (т.е. перпендикулярно) – в направлении от зрителя к плоскости картины. Правое красное пятно, изображенное на темном фоне, как бы вдавлено ВГЛУБЬ, а левое красное пятно, наоборот, выступает из плоскости картины ВПЕРЕД. Красные пятна (они даны в белом ореоле) – это как места контакта зрителя с движущимся потоком. В этих местах контакта душа с силой действует на поток, давит на плоскость листа с двух разных сторон. И благодаря контакту душа затормаживает собою поток. Два направления пересекаются, и картина останавливается. Теперь можно спокойно отдохнуть и насладиться величием цвета!

Заметьте, все сделано на полотне только цветом, и движение, и его остановка. Художнику не понадобилось приглушать цвет, не понадобилось пересекать направление движение никакими линиями в плоскости картины, не понадобилось вставлять никаких черных каблуков. Все достигнуто только цветом, и никаких других искусственных средств! Все элементарно просто: КРАСНЫЙ ЦВЕТ ОСТАНОВИЛ ЗЕЛЕНЫЙ!

Чтобы остановить поток, надо в него войти!

ArtSophia.ru